?

Log in

No account? Create an account
 
 
25 November 2013 @ 08:09 pm
Западня. Хироси Тэсигахара. 1962  
Западня (Хироси Тэсигахара, 1962, Otoshiana)
Сильнейшая постановка романа важного и значимого японского писателя Кобо Абэ, по которому, впрочем, поставил все свои лучшие фильмы. Японская шахтерская глушь. Сплошная нищета, голод и грязь. Случайный прохожий узнает о многообещающей разработке и отправляется туда, прихватив с собой своего немого сына. Однако по дороге он встречает странного человека в белом костюме, который и убивает его ножом. Но это не конец ни истории, ни судьбы бедняги шахтера. Он оживает, точнее, превращается в духа, который приходит, наконец, в эту нищую деревню, чтобы обнаружить, что все ее население – такие же призраки, когда-то и кем-то убитые. Рассерженный мужчина решает разобраться, кто и за что его убил, а также наказать негодяя, что оказывается очень сложным делом, ведь его никто живой не может увидеть. Кроме одной женщины, которая вроде может его слышать. Однако и она пускает полицию по ложному следу, купившись на уговоры, угрозы и подкуп человека в белом костюме, который скрывается за горизонтом, так и оставшись вне подозрений. Мистический детектив, яростная социальная документалистика, экзистенция и проблема самоидентификации. Шикарная «умная» фантастика. Или даже мистика.

Творческая дружба режиссера Тэсигахары и писателя Абэ – это однозначно лучший тандем в истории кинематографической фантастики. На их счету сразу несколько фильмов, один другого лучше, интересней и глубже. И «Западня», или как его иногда еще переводят «Обвал» - первый их фильм, да и первый большой фильм японского режиссера. Тэсигахара до этого работал весьма плодотворно и долго на поприще документального кино, поэтому тот факт, что и эта лента в чем-то напоминает о его недавнем на тот момент прошлом – вполне логичный факт. Некоторые сцены даже представляют собой настоящую документальную хронику, жестокую, беспощадную, правдивую. Тэсигахара не первый стал использовать подобную технику в мировом кино, но скорее одним из первых. Забавен еще и тот факт, что Ален Рене, которому обычно отдают звание первопроходца подобного подхода в игровом кино, снял свой первый шедевр с использованием документальных пленок именно про Японию. Ну, да не об этом сейчас речь, тем более что общего у японца и француза кроме этой стилистики больше и нет особо.

Не менее революционен Тэсигахара и в использовании музыкального сопровождения для своей ленты. Автором саундтрека к этому фильму является Тору Такемуцу – японский авангардист и музыкальный экспериментатор. Впрочем, подобную музыку очень хорошо использовать именно для фантастического кино, как обнаружили примерно в то же время многие «умные» кино-фантасты, дав дорогу в жизнь и к звездам великим ныне, а тогда малоизвестным, электронным композиторам и исследователям странных звуков. На визуальный ряд фильма подобная музыка легка просто восхитительно, добавив к, и без того мрачным, пространственным пейзажам человеческого существования и какой-то сюрреальной природы, какую-то особую глубину, осмысленность и значимость. Такэмицу, к слову, после этого фильма становится довольно востребованным человеком в цеху киношных музыкантов, поэтому это открытие тоже на счету режиссера, учитывая, что это первый игровой фильм композитора.

Силен Тэсигахара и как режиссер. Да, его наиболее яркие и сильные визуально работы, наверное, являются «Чужое лицо», «Женщина в песках» и «Человек без карты», но и в своей самой первой попытке завоевать удивительную высоту, он явно преуспел. Фильм, конечно, черно-белый, да и значимая часть карьеры режиссера пройдет именно в этом визуальном решении. Сразу бросается в глаза, как шикарно работает Тэсигахара со светом. Это, конечно, еще не тот эстетический идеал «Женщины в песках», но некоторые сцены с этими убитыми приведениями, с этим человеком в белом костюме, с этими тростниками на болоте. Все это уже сейчас невероятно здорово. Опять же, те, кто знают творчество режиссера, легко найдут тут, к примеру, использование фотографии, как части постановочного арсенала автора. Иными словами, насколько удивительно Хироси Тэсигахара использует все то, что определяет именно реализм в кинематографе для того, чтобы создать абсолютно нелогичный кошмар, сон, фантазию.

Конечно, фильм рекомендовать всем подряд ни в коем случае нельзя. Даже те, кто с удовольствием смотрят Тарковского и Кубрика могут просто сдаться перед этой весьма алогичной, аллегоричной, метафоричной глыбой кинематографа. Фильм постепенно выкристаллизовывает смысловой осадок где-то там, в глубине, на подкорке сознания зрителя. Визуальное совершенство и детективная составляющая постепенно сминается под весом социального вектора, разворачивающего историю в сторону простых рабочих, которых чистенькие ублюдки убивают пачками, в сторону тех, кто может что-то сказать, но не хочет, по разным причинам, в сторону недоумков профсоюзов, которые убивают друг друга, вместо того, чтобы делать свое дело по чести. В сторону той кафкианской, о да, бессмысленности устремлений найти правду, разобраться в устройстве, попытке понять, за что же, твою мать, меня убили.